rosendorfer (rosendorfer) wrote,
rosendorfer
rosendorfer

Categories:

Коррида.

Бургомистр Кнейцльванга – он же трактирщик – изложил свой смелый план и обрисовал перед собравшимися светлые картины будущего:
– ... и тогда выезжают пикадоры, на лошадях, с цветными ленточками на пиках – глаз не оторвешь – бык кряхтит, зрители вопят, сосиски уходят десятками тыщ, с горчицей... незабываемое зрелище! А потом появляется матадор, любимец женщин, на арене воцаряется полная тишина, бык фыркает, постоянно подносят свежее пиво, потому что во время боя быков ужасно хочется пить. Я в прошлом году был в отпуске в Испании. В жизни у меня не было такой жажды, как на корриде. Грандиозное событие.
– Ну да, - сказал учитель, - для Обераммергау фестиваль Страстей Христовых стал золотым дном. Почему бы Кнейцльвангу не попробовать корриду.
Пастор задумчиво кивнул:
– Черт с ним, со святым Франциском1. Я слышал, что тореадоры перед каждым боем посещают мессу. Обедни это не испортит, cкорее наоборот внесет оживление...

Так единогласно был решен вопрос о скорейшей организации боя быков в Кнейцльванге. Но не успели выкопать котлован для будущей арены, как возникли первые трудности. Знаменитый профессиональный защитник животных, некто профессор Г., узнал о смелых планах отцов Кнейцльванга и выступил по телевидению, метая гром и молнии в устроителей будущей корриды. «Подлежит немедленному запрещению», - стенал он.

Официальные ведомства, поднятые по тревоге профессором Г. и обществами защиты животных, столкнулись, однако, с серьезной загвоздкой: нигде не написано, что нужно получать разрешение на бои быков.
– Истязание животных, - сказал профессор Г.
– Да, - ответили беспомощные чиновники, - но сперва в этом Кнейцльванге их должны разок поистязать, только тогда...

Но так как вопли друзей животных уже слышала вся страна, федеральное министерство согласилось выплачивать дотации на бои быков лишь при условии, что во время корриды не прольется ни капли крови.
Энтузиасты из Кнейцльванга были, ясное дело, несколько разочарованы этим ограничением, но без дотаций об успехе предприятия можно было бы забыть. Поэтому шпаги матадоров затупили, пикадоров вооружили газовыми пистолетами и вообще сделали всё, что возможно, для защиты животных.
– А кто защитит нас? – спросили тореадоры, моментально организовавшие профсоюз. – Что, мы должны идти на быков с голыми руками? К тому же быки быстрее бегают.

Тореадоры пригрозили забастовкой, которой удалось избежать лишь после долгих и утомительных переговоров. Найденный компромисс предписывал не отказываться от затупленных шпаг и прочих мер предосторожности, но вместо быков использовать коров.
Тут, однако, выяснилось, что и коровы бегают быстрее, чем тореро. Первая же тренировка закончилась для бандерильеро Франца Хаммербихлера по прозвищу Эль Андалузо многоступенчатым переломом носа.
Покидая арену, раненый боец отпустил пару привычных для Баварии крепких выражений и добавил: «Каров слишкм здаров». Тогда от коров переметнулись к козлам, но не учли, что эти животные обладают достаточно длинными рогами и несокрушимым боевым духом – вспоротые на заду брюки всё чаще стали встречаться на улицах Кнейцльванга.

– Признаю, - сказал учитель, - это в некотором роде моветон, но мы разоримся, если будем каждую неделю покупать новый комплект брюк.
Поэтому бойцам выдали кожаные штаны, обшитые сзади листовым алюминием. В результате подвижность тореадоров еще больше уменьшилась, а козлы, наоборот, крайне обозлились, так что потери на тренировках скорее возросли. Кроме того у юных жительниц Кнейцльванга алюминиевозадые тореро не вызывали симпатий, Союз За Сохранение Народных Традиций счел новую форму издевательством над альпийским национальным костюмом, а общество Легион Марии2 запретило носить предписанный министерством здравоохранения защитный гульфик из-за его вопиющей аморальности. После безуспешных попыток впихнуть алюминиевые прокладки внутрь костюма было принято решение вернуться к классическим кожаным штанам, но отказаться от козлов.

Но что тогда? Петушиные бои? В Центральной Европе таковые считаются предосудительной экзотикой. Фото, на котором тореадор рассекает сарделькоподобную таксу, обошло все газеты, но немедленно вызвало гневный лай со стороны Центрального Совета Постклимактерических Таксовладелиц. Эксперименты с боевыми кроликами протекали относительно успешно, но требовали от тореадоров умения, в свою очередь, быстро и эффективно копать норы, а это лишало общественность возможности наблюдать за кровавыми битвами. Когда облепленный глиной матадор вылезал из норы, триумфально держа за уши поверженного соперника, публика не заходилась в восторге. Оборот сосисок и горчицы тоже оставлял желать лучшего.

– Кролики – туфта, - горько признал бургомистр.
– Но не ловить же им мух, этим тореадорам, - вздохнул учитель.
– А волнистые попугайчики просто улетят к чертям, - сказал пастор.
– Лягушки? – спросил кто-то из присутствующих.
– Лучше дождевые черви, - ответил другой. – На них можно выходить с пылесосом.
– Ерунда, - прервал прения бургомистр. - Нам нужны животные медлительные, простые в уходе, добродушные, съедобные и бронированные.
– Муравьи? – предложил учитель.
– Тьфу ты черт, - сплюнул пастор.
– Кто же ест муравьев, - сказал бургомистр. – Кроме того, они должны быть достаточно большими, чтобы их было видно.
– А зачем броня? – спросил учитель.
– Чтобы обществу защиты животных не в чем было нас упрекнуть.
– Слоны, - осторожно встрял еще один горожанин, - наверное, чересчур велики?
– А улитки, - добавил другой, - слишком малы?
– Да, - кивнул бургомистр. - Слоны добродушны и просты в уходе, улитки медлительны и съедобны. И те, другие в некотором роде бронированы. Нам требуется что-то среднее между слоном и улиткой...
– Знаю, - крикнул учитель.

И следующим летом Кнейцльванг снова приглашает вас, любезные читатели, на ставшую уже традиционной для этого живописного альпийского городка черепашью корриду.

(1969)

1 - св. Франциск Ассизский, как известно, считается покровителем зверей и птиц.
2 - самодеятельное католическое общество.
Subscribe

  • -8-

    Спустя примерно десять лет работы земельным судьёй в Мюнхене I, сначала в малой, затем в большой уголовной палате, потом в гражданской, Вильгельм…

  • -7-

    Госпожа Фабер — фройляйн Фабер, она гордилась этим обращением — пела в церковном хоре. Несмотря на то, что она постоянно брала на четверть тона выше…

  • -6-

    Художник Рольф и Зегельман Хайнц показали управдому нового владельца салфетку. — Нам разрешили забрать кровать, — сказал Рольф. — Оо-кей, — ответил…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments